Previous Entry Share
Чуда не случилось, Алёна погибла
lizaalertorg
В Коханово родители Алёны переехали в мае. Сначала летний домик приобрел дедушка, затем к нему переехали мать и отец с маленькой дочерью. В глухой деревне в Вяземском районе двухлетней девочке было интересно – любая яркая мелочь привлекает внимание, а в лесах и полях таких мелочей немало. В один из обычных субботних дней Алёну, вероятно, опять что-то заинтересовало, и пока мать ненадолго отвлеклась на домашние дела, девочка куда-то побежала. Когда стало ясно, что малышка пропала, родственники подали заявление в полицию. Правоохранительные органы приступили к поиску пропавшей. Но начавшийся дождь помешал собакам взять след. На помощь приехали волонтеры из поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт».

В поисках

В Коханово из Смоленска мы выехали утром в среду. С момента пропажи девочки прошло уже четверо суток. Конечно, здравый смысл подсказывал, что двухлетний ребенок столько времени в лесу оставаться живым и здоровым просто не может, но ведь иногда случаются чудеса.
Дорога заняла почти три часа. По трассе М1 до Вязьмы, а дальше – разбираться с навигаторами и картами, чтобы найти глухую деревню. На повороте к Коханово волонтеры повесили метку «Поиск девочки». В лагере, или, как это называется в поисково-спасательном отряде, штабе, народу оказалось немного. Группы уже ушли на прочесывание местности.
– К кому можно обратиться, кто здесь главный? – спрашиваю у проходящего мимо парня.
– А вы зачем приехали?
– Алёну искать!
– Тогда идите к той машине и записывайтесь скорей, сейчас будут формироваться новые группы.
С нас потребовали фамилии и номера телефонов, поинтересовались, есть ли с собой компас, навигатор, рация, фонарь. В наличии оказался только фонарь, навигатор остался в другой машине.
– Так и запишем: пустые, – прокомментировала координатор. – Так, вы у меня будете «Лиса 7». Кто в вашей группе главный? Вы смоленские? Возьмите в лес побольше воды, ходить придется до самого вечера, она вам очень понадобится.
Принцип поиска на первый взгляд достаточно прост – волонтеров делят на группы, на карте отмечают квадраты, в навигатор забиваются координаты нужного квадрата. Группа выстраивается цепочкой вдоль одного края квадрата так, чтобы находиться в зоне видимости друг друга. И таким образом группа продвигается вперед до конца своей территории. Затем разворачивается на 90 градусов и идет в другую сторону. По пути подмечается все, что может навести на след человека. Связь с остальными группами и штабом – с помощью рации.
Идем по своему квадрату. Передвигаться по лесу – не самое простое занятие, идти нужно через бурелом, через болота, через траву выше человеческого роста. Спустя какое-то время то ли от усталости, то ли от огромного желания хоть что-то найти начинаем искать в каждом зверином следе признаки того, что это могла быть маленькая ножка Алёны.
По рации просят группы прекратить все действия. На влажной земле нашли достаточно четкие следы девочки, и теперь работать будут собаки. В это время лишние передвижения по лесу могут только помешать – перебить запах. Но след оказался давним – возможно, с субботы или воскресенья. Он доводит до асфальтированной дороги и там обрывается. Может, из-за большого количества проезжавших машин собака сбивается. Но это дает хоть какую-то надежду. Возвращаемся в лагерь, чтобы немного отдохнуть и решить, в какую сторону двигаться дальше.

Алёна была самостоятельной

Во время одного из коротких перерывов в штаб пришла мать Алёны.
– Спасибо вам большое за помощь, ребята, – поблагодарила уставшая женщина.
Чтобы лучше понять, куда могла отправиться девочка, волонтеры начинают расспрашивать мать про характер дочери.
– Она очень живая, самостоятельная и выносливая, – рассказывает мама. – На свое имя она не всегда отзывается. К чужим людям относится настороженно. Сначала присматривается. Она очень интересовалась окружающим миром, могла пойти в сторону того, что ее заинтересовало. На меня она при этом не оглядывалась, она всегда понимала, что мама рядом, мама догонит.
Девочка ушла в лес босиком. По словам очевидцев, которые якобы видели ее в другой деревне в воскресенье, девочка была в одной футболке, хотя дома в тот день была еще и в бриджах.
– Я чувствую, что она жива, – говорит мама. – И по описанию мальчика из Крутого, это была она.
Местные жители и соседи рассказывают, что семья приобрела дом недавно.
– Они к нам за молоком приходили, – рассказывает одна из жительниц деревни. – Мама всегда с дочкой приходила. Хорошенькая такая девочка! А семью их мы особо не знали – времени мало прошло, познакомиться близко не успели, но плохого ничего сказать не могу. Чтобы девочка одна по деревне бегала, я не видела. Когда она пропала, ее пошли искать, и в полицию звонили, потом народу собралось столько! У нас тут никогда так много не было, даже когда летом кто-нибудь приезжает отдыхать.
Пытаемся сложить в голове паззл из фактов. Девочка пропала в субботу. На следующий день ее вроде бы видел, причем достаточно бодрой, мальчик в деревне, которая находится километров за пять от дома. Как маленький ребенок мог за сутки преодолеть такое расстояние, когда даже нам, взрослым, ходить по пересеченной местности в этих местах очень тяжело? Но строить догадки и предположения некогда – нужно опять отправляться на поиски.
Вместе с нами девочку ищут солдаты, кинологи, МЧС, с воздуха поля просматривает парапланерист, а ближайшие водоемы исследуют водолазы. К сожалению, несколько часов поисков опять не дали результатов. Пришлось возвращаться в лагерь и уезжать в Смоленск. Правда, хотелось поскорей освободиться с работы и хотя бы днем вернуться и приступить к поискам заново. Домой вернулись уже глубокой ночью, очень уставшие.

Если бы...

Утром разбудил звонок знакомого, оставшегося на поисках.
– Нашли тело девочки.
– Девочку нашли? – спросонья не совсем понимаю, о чем речь. – Как она? Вы нашли?
– Нет, не мы, и не МЧС, и не полиция, – сбивчиво рассказывает поисковик. – Нашла вроде бы какая-то женщина, которая то ли ягоды на берегу речушки собирала, то ли грибы, не помню. В общем, у мостика рядом с той деревней, где ее видели, всплыло тело Алёны. Видимо, она действительно как-то туда добралась, может, попить захотела, может, поскользнулась и упала в реку, не знаю. Хотя водолазы вроде все обыскали. Мама узнала, что Алёна умерла, в нашем лагере. Она не могла в это поверить. Мы возвращаемся.
Действительно, верить не хотелось, хотя все было понятно. Два годика. Лес. Одна. Да и зверей в тех глухих местах, судя по следам, очень много. И местность такая сложная – обрывы, овраги, бурелом. Первая мысль: нужно было остаться, не возвращаться в Смоленск. И если бы поиски начались раньше! И если бы люди из той деревни, где ее видели, догадались приютить девочку. И если бы дождь в субботу не пошел. Очень много «если», но уже ничего не вернешь. Спасти Алёну не удалось.

Алёна Alert

Толчком к созданию поисково-спасательного отряда для москвичей послужила история с маленькой Лизой, в честь которой потом и назвали организацию. В 2010 году пятилетняя Лиза вместе с тетей не вернулась с прогулки. К поиску подключились все неравнодушные. К сожалению, девочку не удалось спасти: если бы максимальные усилия были приложены раньше, возможно, ребенок остался бы жив. Хочется надеяться, что трагическая история маленькой Алёны зацепит смолян, и кто-то предпочтет проводить вечер не в компании друзей с бутылочкой пива, а в поисках тех, кого еще можно спасти. Просто информация для размышления: в Смоленской области на данный момент пропавшими без вести числятся десятки человек. Ребята из Москвы, явно не менее нас занятые работой и домашними делами, находят время и силы ездить за сотни километров, чтобы помочь людям. Если бы в каждом регионе были подобные добровольцы, печальная статистика могла бы уменьшиться.

Марина СОКОЛОВА

  • 1
Надеюсь что у Смоленских ребят это порыв не схлынет со временем.
Успехов им в этом нелегком деле.

  • 1
?

Log in